South Korea [Окрыленные]
ROLE
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

South Korea [Окрыленные] > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 19 ноября 2018 г.
Genesis Effect Мама Азия в сообществе Вечность 15:31:13
— Папа, а ты правда ненавидишь Спасителя? — расстроенно произнес Леон, пряча свои голубые глаза под челкой белых волос.
Услышав подобный вопрос от сына, Адриан от неожиданности потерял нить рассуждений в подготовляемом докладе.
Отвлекшись от кропотливой работы, он удивленно взглянул на своего сына. Ожидая ответа, Леон оторвал руку от нейросимбионта,
и его тонкие нежные щупальца, потеряв контакт с нервной системой владельца, втянулись в защитные коконы. Адриан упрекнул себя за то,
что подался на уговоры сына и купил ему нейросимбионта в столь юном возрасте. Своего о первого нейросимбионта он приобрел в двадцать лет,
работая как проклятый после учебы в академии, чтобы заработать на этого морфа. А когда дети получают доступ ко всем данным информаториума,
они начинают задавать слишком неуместные вопросы. И это он еще не поскупился и заказал особый ген для нейросимбионта сына, ограничивающий допуск к некоторым данным.
Подробнее…
— Нет, ты что? Почему ты это спрашиваешь? — ошарашенно спросил Адриан, выпрямляясь в мягком кожаном кресле, мышцы которого тут же напряглись, превращая полулежанку в крепкое, с твердой спинкой.
— Но я говорил с мамой, и она сказала, что ты хочешь доказать, что Спаситель — это вымысел, потому что ты его ненавидишь, — почти промямлим Леон, отворачивая глаза от отца.

Спаситель всемогущий. Лора, что ты делаешь?! Еще при нашем первом знакомстве она отличалась своей религиозностью, но земляне вообще отличаются своей ярой религиозностью. Кроме того, на фоне своей семьи она казалась вполне адекватным человеком. Но чем глубже я уходил в исследования доимперской эпохи, тем фанатичнее она становилась. Вот уже несколько лет мы с Лорой живем отдельно. Но ей до сих пор удается влиять на неокрепший ум Леона.

— Ну что ты, сынок. Твоя мать просто все не так поняла. Мои исследования, наоборот, научно доказывают существование Спасителя как исторической личности, — натянуто улыбаясь, произнес Адриан.
— Значит, все, все правда?! Спаситель своей безграничной силой остановил изуверские механизмы и сверг лживого ксенобога Цитадель, повелев низшим расам подчинятся его идеальным творениям — людям?! — обрадованно воскликнул Леон, проникновенно улыбаясь и смотря на Адриана своими бездонными голубыми глазами.

Адриан усилием воли заставил биоомнитул на своей руке заснуть, предвкушая долгую беседу со своим сыном. Беседа виделась Адриану не слишком приятной и очень утомительной. С другой стороны, если ему не удастся убедить в своей правоте собственного восьмилетнего сына, то в имперский исторический конгресс со своими находками можно даже не лезть. Собравшись с мыслями, Адриан начал.

— Понимаешь сынок, не все так просто, как кажется. Некоторые истории стоит понимать иносказательно. Одни были искажены из-за давности лет, другие не существовали вовсе, но несут некое послание, о котором нам должно помнить.
Леон смотрел на отца широко распахнутыми, полными непонимания глазами.
— С чего бы начать? Ты знаешь, какой была галактика до рождения Спасителя?
— Конечно. Все это знают. Галактика была темным местом, которой правили ксеносы, поклоняясь своему рукотворному божеству.
— То есть, ты считаешь Рилу злой ксеносткой, поклоняющийся темному божеству?
— Нет, тетя Рила хорошая, она читает мне сказки на ночь и говорит, что я выросту настоящим пилотом.
— Но тетя Рила — азари.

Леон задумался. В его детском разуме каким-то образом могла уживаться ксенофобская пропаганда экстремистов и любовь к своей няне азари. Несмотря на то что большинство людей считали иные расы существами низшего сорта (особенно подобные настроения были сильны на Земле и других планетах Солнечной системы), имперский закон практически ни в чем не ограничивает представителей нечеловеческих рас, предоставляя им те же права и обязанности, что и любым другой гражданин империи. Но, несмотря на это, немногие люди подпустили бы ксеноса к собственному чаду. Однако Адриан был прагматиком. И так как из-за работы ему редко удавалось заниматься воспитанием сына, он решил довериться в этом вопросе той, у кого был четырёхсотлетний опыт работы с детьми. К азари в империи вообще было особое отношение. Одни считали их второй расой после людей, другие — демонами искусителями, самыми опасными из ксеносов.

Немногие знают, что для создания нейросимбионтов, как собственно и для всех нейроинтерфейсов, использовались гены азари. Собственно, любое прямое подключение с помощью нейронных волокон — это маленькое “объятие вечности» с нейропроцессором морфа. Именно поэтому из азари получаются отличные пилоты и биопрограмисты. Из-за их природной способности к телепатическому общению. К сожалению, из-за той же способности они становятся лучшими биохакерами, способными взламывать чужие разумы через информаториум.

Адриан задумался над тем, что именно хочет рассказать своему сыну. О тех археологических данных, на сбор которых он потратил одиннадцать лет своей жизни? Об обществе Цитадели и культуре той эпохи? О сети ретрансляторов? О роли человечества в той эпохе? Нет. Все это слишком сложно для ума восьмилетнего мальчика. Эта информация рассчитана для ушей дряхлых стриков, выбравших своей профессией сдувание пыли с загадок прошлого. Адриан хотел объяснить сыну, что историю творят люди. Великие люди, а не воля высших сил.

— Леон, давай я расскажу тебе историю о том, как Спаситель остановил легионы изуверских интеллектов. Она будет отличаться от той, что тебе рассказывала твоя мать. Но поверь, в том, что я тебе расскажу, будет куда больше правды, чем во всем, что ты слышал о нем прежде.
Адриан не без удовольствия заметил, что Леон придвинулся к его креслу и с интересом вслушивался в каждое его слово. Наверное, ему очень хотелось приобщиться к страшной тайне, о которой даже не все взрослые знают.

— Во-первых, Спаситель не спускался с небес, чтобы вести человеческий род. Нет, он состоял из плоти и крови, как и мы с тобой. История его жизни и рождения утеряна из-за давности лет и навсегда останется для нас загадкой. Как собственно и его настоящие имя. Первые сведенья, которые мне удалось обнаружить, начинаются с того времени, когда он начал влиять на судьбу всей галактики, став первым Спектором человечества, и победил Властелина, посланника легионов изуверских интеллектов с армией железных миньонов.
— Спектором? — переспросил Леон незнакомое ему слово.
— Так называли лучших воинов своего времени на службе у правительства Цитадели. Что-то вроде имперских кустосов, — пояснил Адриан и продолжил: — То был его первый подвиг, но не последний и не самый великий. Смыслом его жизни после этого стала борьба с изуверскими интеллектами и их слугами, что хотели уничтожить все живое в галактике. Слава о его подвигах достигла самых дальних уголков галактики. И когда зло захватило прародину человечества, он объединил все расы в едином порыве уничтожить захватчиков. Сам же он выдвинулся в авангарде армии разумных. Но как бы не была сильна объединённая армия, враг был сильней. Машины не знали жалости и усталости, их было больше, а оружие мощней. Но у жителей галактики была надежда, имя ей было Горн. Древнее оружие против изуверских интеллектов, наследие давно исчезнувших рас. Но Горн можно было активировать лишь через Цитадель, давно захваченную врагом и находящуюся под охраной их легионов. Спаситель, во главе маленького отряда, состоящего из его самых верных соратников, пробрался через армии машин, пожертвовав собой, чтобы активировать Горн.

— А что было потом?! — Пораженно произнес Леон.
— Горн сработал. Огромная волна энергии прошла через сеть ретрансляторов, покрыв весь известный космос красным как кровь сиянием. Но оружие древних было куда сильней, чем он на то рассчитывал. Энергия Горна уничтожила не только огромные корабли машин и их механических слуг, но и всю электронику рас галактики.

— Что уничтожила? — непонимающе спросил Леон.
— Видишь ли, сынок, прежде чем человечество создало морфов, все разумные расы галактики использовали их механические и электронные аналоги. Вместо космократоров — космические корабли, вместо нейросимбионтов — компьютеры, вместо механоидов — машины и иная техника.
— То есть, люди раньше пользовались оружием изуверских интеллектов?
— Точнее будет сказать, что изуверские интеллекты пользовались нашим оружием, ведь любой изуверский интеллект был создан разумными. Они все творения разумных.
— И даже легионы, что пришли из межгалактической бездны?!

Об этом Адриан не подумал. Он так много времени потратил на изучение эпохи возвращения Жнецов, что совершенно не брал во внимание столь очевидный вопрос. Если все машины создавались разумными, а Жнецы были машинами, что истребляли разумных, то кто создал Жнецов? Но Леон не дал ему оформить эту мысль, продолжив задавать все новые и новые вопросы. Заставляя Адриана, полностью сосредоточиться на рассказе о давно минувших эпохах.

***

Несмотря на победу, галактика лежала в руинах. Звездные флоты всех разумных рас были уничтожены волной энергии, уничтожившей все оборудование на них. Ретрансляторы взорваны из-за перегрузки, и не было тех, кто знал бы, как их восстановить. Все колонии были отрезаны друг от друга и находились в хаосе из-за уничтожения всех вычислительных машин и сложной техники. Многие планеты впали в варварство. Другие полностью вымерли. Земле тоже пришлось несладко. Пережившая осаду машин, взрыв Горна и Цитадели на ее орбите. А после отключения всей электроники последовал метеоритный дождь из обездвиженных кораблей, что находились на орбите планеты. Еще лет двести Землю терзали голод, болезни, и войны вождей, каждый из которых мечтал о мировом господстве. Именно в это время и начала зарождаться Церковь Спасителя. Потому что в самый темный час людям просто необходимо верить в то, что кто-то охраняет их свыше. А о Спасителе шли невероятные легенды, и ни для кого не было секретом, что именно он остановил армию машин. Так из героя он стал легендой, а легенда стала богом. Лишь почти двести лет спустя одному из вождей удалось объединить под своими знаменами весь мир. То был Максимилиан Великий, именно он дал начало нашей империи. Захватив последний не подчинённый ему город, Максимилиан сменил меч на перо, направив все силы только родившегося государства на восстановления былого величия человечества. Почти три поколений ученых работали над восстановлением былого уровня технологий. Но вместо того, чтобы идти протоптанной дорогой, ученые Земли избрали иной путь развития. На то было много причин. Страх перед ИИ, ставшими ночными демонами, которыми пугали детей. Боязнь повторения трагедии, погубившей общество Цитадели. И влияние церкви Спасителя, ставшей главной религией империи, что объединила разобщенные народы Земли. Вместо этого, люди вспомнили о запрещённых и не развивавшихся ранее биотехнологиях. И вот почти восемьдесят лет спустя, был создан первый морф. Живой организм, выполняющий функции механизма. Второй и, наверное, главной победой человечества стало создание гравитационного прыжка. Космократоры, живые организмы, способные бороздить просторы космоса, по сути, являлись огромными биотиками, что были способны искривлять гравитационные поля, создавая кротовые норы, преодолевая тысячи световых лет за один прыжок. В пятом веке от активации Горна, или вознесения Спасителя, как это чаще называют, космократоры империи впервые покинули пределы Солнечной системы в поисках потерянных колоний. Это было жалкое зрелище. Большинство колоний погибли, поддерживаемые искусственно. Другие впали в варварство, и их жители вели племенной образ жизни. Третьи пытались восстановить былой уровень развития, восстанавливая потерянные технологии. Вскоре все они были возвращены в лоно империи. И тогда наступила очередь для иных рас галактики. Первое время в имперском сенате не утихал вопрос: что делать с иными расами галактики? Одни говорили, что их стоит истребить, пока они не подняли головы и не стали угрожать благополучию человечества. Другие говорили, что примитивные ксеносы так и останутся в каменном веке и их можно не трогать или использовать как рабов. Однако Август второй, внук Максимилиана, настоял на том, что человечество обязано принять иные расы в лоно империи, чтобы все разумные жили и трудились ради благополучия нашего великого государства. В итоге, все расы открытого космоса были присоединены к земной империи, так или иначе. Некоторые, такие как яги, были истреблены, чтобы не мешать стабильности империи. Остальные расы получили почти равные с людьми права.

***

— Как думаешь, а что произошло с создателями машин из темного космоса? — все не как не унимался Леон.
Адриан отвечал на вопросы сына всю поездку. Теперь, когда космократор, на котором они путешествовали, достиг планеты и сейчас совершал посадку на ее поверхности, Адриан с Леоном собирали свои пожитки, чтобы совершить пересадку на другой космократор, идущий до родного Элизиума. Несмотря на свою усталость, Адриан был рад, что начал этот разговор. Во-первых, у них не так много общих тем, о чем можно было бы поговорить с сыном. Во-вторых, Леон своим незамутнённым детским взглядом натолкнул его на множество пробелов в своем докладе. Над которыми Адриан собирался поработать ближайшее время.
— Не знаю, — ответил Адриан, пожимая плечами. — Возможно, их истребили их творения, или они вымерли естественным путем. Как бы там ни было, к моменту рождения Спасителя этой расы уже не существовало.
Как только они покинули теплый трюм космократора, их обдул холодный, мокрый воздух планеты.
— Бррр, что это за планета? — спросил Леон, укутываясь в свою куртку, которая, по сути, являлась живым существом, вырабатывающем тепло с внутренней стороны.
— Сейчас ее называют Пойсейдон в честь древнего водного бога. Из-за того, что она полностью покрыта океанам. Но насколько я знаю, раньше ее называли Деспойна, — отвечал Адриан, также неприятно ежась от холода.


Mass Effect
Альбус Дамблдор... Yoryloh 01:38:09
...или немного о действительно важных вещах =D
Я из тех городских сумасшедших, что любят разные вымышленные вселенные. Одна из любимейших - Поттериана. Мы с соседом и так довольно часто вспоминаем Поттера всуе, обсуждаем разные события и характеры героев, мы даже уверены в своих факультетах (я Хаффлпафф, мой сосед - Гриффиндор), а тут ещё и новый фильм по вселенной вышел. Мой сосед не любит Дамблдора, считая его мерзким манипулятором, я же наоборот люблю этого персонажа чуть ли не больше всех.

У него была тяжёлая молодость. Его душевнобольная сестра случайно убила их мать, из-за чего Альбусу пришлось оставить свои мечты, похоронить амбиции и возвратиться домой, заботиться о сестре. А ведь он гриффиндорец, ему не так просто забить на то, чего бы он мог добиться. Дома он словно метался в клетке, ему хотелось вырваться. Он нашёл утешение в человеке с похожими ценностями, в Грин-де-Вальде. Альбус собирался искать дары смерти вместе с другом, уверовал в превосходство волшебников над маглами, из-за чего поссорился со своим братом Аберфортом. Аберфорт решил, что проблема в Грин-де-Вальде, между ними тремя завязалась драка и кто-то из них выпустил заклинание, случайно попавшее в Ариану. Альбус винил себя в её смерти до конца своей жизни. Винил себя в том, что если бы не его амбиции, она бы была жива. Именно поэтому он больше никогда не стремился к власти, именно это чувство вины и погубило его в конце концов. Он так страстно желал исправить ошибку, найти воскрешающий камень и воссоединиться с семьёй, что, найдя этот камень, не заметил проклятия, которое на нём лежало.

Даже после всего, что он провернул в книгах о Гарри Поттере, я считаю его мудрейшим персонажем и к тому же добрым. Он совершал ошибки, как и любой человек, но при этом умел их признавать. Например, в пятой книге по своим соображениям он держался дальше от Гарри, не сообщал ему важную информацию, но в конце он признал, что был не прав, принял все эмоции своего студента, и начал порционно вываливать на него информацию. Он защищал права всех нуждающихся и действительно достойных, он старался понять и принять каждого, он созидатель. То, что Альбус Дамблдор манипулировал людьми бесспорно - он строил планы и объяснял людям, почему они должны поступить именно так, но делал он это не в угоду своим потребностям, а только лишь на благо всего мира. При этом люди, которых он использовал, в основном сами делали выбор, пожалуй, самый спорный момент был с Поттером. Вспоминаются слова Снейпа, что-то типа "вы растили мальчика как свинью на убой", но, простите, только этот мальчик мог покончить с Волан де Мортом и при этом должен умереть, ведь он крестраж. И как же Дамблдор должен поступить? Оставить весь мир гибнуть? И когда лучше рассказать ребёнку о том, что ему придётся умереть? В итоге Альбус сделал всё в нужное время. Именно благодаря ему, а не Гарри Поттеру тёмный лорд был повержен.
10:20:02 Квезакотль
Очередное обеление этого мерзкого старикана.Аж заторшнило от текста.
12:28:03 Yoryloh
Так докажи мне, что он мерзкий =)
12:36:22 Квезакотль
Ладно Поттер, но других учеников и магов вообще-то за что?Он мог бы пацана тупо коцнуть и искать себе крестражи дальше.Более того, мог бы и сам разобраться с Василиском и Кубком, а не заставлять ни в чём не повинных детей погибать.Посему - он пидор.
21:30:21 Yoryloh
Ну да, я забыла, он же должен уследить за всем, что происходит, должен решить все проблемы сам, он же не человек, ему ни в коем случае нельзя ошибаться. Давай перечеркнём всё то доброе и великое, что он сделал из-за некоторых ошибок. Он ведь и сам никогда не утверждал, что во всём прав и то, что он...
еще...
Ну да, я забыла, он же должен уследить за всем, что происходит, должен решить все проблемы сам, он же не человек, ему ни в коем случае нельзя ошибаться. Давай перечеркнём всё то доброе и великое, что он сделал из-за некоторых ошибок. Он ведь и сам никогда не утверждал, что во всём прав и то, что он мерзкий пидор, он признаёт свои ошибки.
У меня нет цели заставить все вокруг его любить, я пишу о том, почему его люблю я. Особенно меня цепляет диалог Дамблдора и Поттера в конце пятой книги после смерти Сириуса. Не обессудь, я прекрасно понимаю, почему его можно ненавидеть, просто мне этот персонаж близок.
Позавчера — воскресенье, 18 ноября 2018 г.
С кометой Мама Азия в сообществе Вечность 14:30:31
– Не знаю, для чего я это записываю,– медленно произнес Джордж Такео Пикетт в парящий перед его лицом микрофон.
– Вряд ли кому-то доведется слушать запись. Говорят, комета пронесет нас по соседству с Землей только через два миллиона лет, когда будет снова огибать Солнце.
Просуществует ли человечество так долго? И будет ли комета такой же великолепной, какой увидели ее мы?
Возможно, наши потомки тоже снарядят экспедицию, чтобы взглянуть на нее поближе. И обнаружат ракету…
Даже через столько тысячелетий наш корабль будет в полном порядке. Останется горючее в баках, и воздух в отсеках – ведь продукты кончатся раньше, и мы умрем от голода, а не от удушья. Впрочем, вряд ли мы станем дожидаться этого, проще открыть воздушный шлюз и покончить сразу.
Подробнее…В детстве я читал книгу об арктических исследованиях – «Зимовка во льдах». Ну вот, что-то в этом роде ожидает нас. Мы со всех сторон окружены льдом, огромными ноздреватыми айсбергами, «Челенджер» летит среди роя ледяных глыб, которые очень медленно – сразу и не заметишь – вращаются вокруг друг друга. Но такой зимы не знала ни одна экспедиция на полюсы Земли. Почти все эти два миллиона лет будет держаться температура четыреста пятьдесят градусов ниже нуля по Фаренгейту. Мы. уйдем так далеко от Солнца, что тепла от него будет не больше, чем от звезд. Кто-нибудь пытался морозной зимней ночью греть руки в лучах Сириуса?
Нелепый образ, вдруг пришедший на ум Джорджу Пикетту, окончательно добил его. Перехватило голос, с такой силой нахлынули воспоминания о мерцающих в лунном свете сугробах, о перезвоне рождественских колоколов над краем, от которого его сейчас отделяло пятьдесят миллионов миль.
Внезапно он разрыдался, точно ребенок, не мог совладать с собой, с тоской по всему тому прекрасному на Земле, чего прежде не ценил по-настоящему и что теперь навсегда утрачено.
А как хорошо все началось, сколько было радостного возбуждения, ожиданий! Он помнил – неужели всего полгода прошло? – как впервые вышел из дому посмотреть на комету; незадолго перед тем восемнадцатилетний Джимм Рэндл увидел ее в самодельный телескоп и отправил свою знаменитую телеграмму в обсерваторию Маунт-Стромло. Тогда комета была едва заметным светящимся облачком, которое медленно скользило через созвездие Эридана, южнее экватора. Далеко за Марсом она мчалась к Солнцу по невероятно вытянутой орбите. В прошлый раз комета сияла на небе безлюдной Земли, и некому было любоваться ею; возможно, никого не будет, когда она появится вновь. Человечество в первый (и, быть может, единственный) раз видело комету Рэндла.
Приближаясь к Солнцу, она росла, выбрасывала струи и языки, самый маленький из которых был во сто крат больше Земли. Когда комета пересекла орбиту Марса, хвост ее – этакий исполинский вымпел, развеваемый космическим бризом,– протянулся уже на сорок миллионов миль. Тут наконец астрономы сообразили, что предстоит, пожалуй, самое великолепное небесное зрелище, какое когда-либо наблюдал человек; комета Галлея, которая являлась в 1986 году, не шла ни в какое сравнение. И организаторы Международного астрофизического десятилетия решили, если удастся вовремя снарядить экспедицию, послать вдогонку комете исследовательский корабль «Челенджер». Ведь может пройти не одно тысячелетие, прежде чем снова представится такой случай!
Неделю за неделей комета Рэндла в предрассветные часы сияла на небе, затмевая Млечный Путь. Вблизи Солнца она вновь ощутила зной, которого не испытывала с той поры, когда по Земле бродили мамонты. И активность ее росла; словно лучи мощного прожектора, плыли среди звезд струи светящегося газа, изверженные ее ядром. Хвост, теперь уже сто миллионов миль в длину, делился на замысловатые ленты и полосы, очертания которых менялись за одну ночь. И всегда они были устремлены прочь от Солнца, будто гонимые к звездам вечным могучим ветром из сердца солнечной системы.
Когда Джорджа Пикетта назначили на «Челенджер», он долго не мог поверить своему счастью. Конечно, сыграло роль то, что он кандидат наук, холостяк, славится отменным здоровьем, весит меньше ста двадцати фунтов и давно расстался с аппендиксом. Но разве мало других журналистов с такими данными?
Что ж, скоро они перестанут завидовать…
Грузоподъемность «Челенджера» была маловата, экспедиция не могла взять с собой только репортера, и Пикетт совмещал журналистские обязанности с научными. На деле это означало, что он вел вахтенный журнал во время дежурства, был секретарем начальника экспедиции, следил за расходом припасов и материалов, занимался учетом. Снова и снова думал он, как это кстати, что в космосе, в мире невесомости человеку достаточно трех часов сна в сутки.
Нужен был немалый такт, чтобы одно дело не шло в ущерб другому. Когда он не был занят бухгалтерией в своем закутке и не проверял наличие в кладовых, можно было побродить с магнитофоном по кораблю. Одного за другим Джордж Пикетт проинтервьюировал каждого из двадцати ученых и инженеров, которые составляли экипаж «Челенджера». Не все записи были переданы на Землю; некоторые интервью оказались перегруженными техническими подробностями, другие чересчур скудными, третьи излишне многословными. Во всяком случае, он побеседовал со всеми, и как будто никто не мог пожаловаться, что его обошли. Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли…
Интересно, что сейчас делается в душе доктора Мартинса? Помнится, астроном был одним из самых твердых Орешков; зато он мог рассказать больше, чем кто-либо другой. Пикетту вдруг захотелось отыскать запись первого интервью Мартинса. Джордж великолепно понимал, что пытается уйти в прошлое, чтобы не думать о настоящем. Ну и что ж? Если это удастся, тем лучше!…
Двадцать миллионов миль отделяли от кометы стремительно летящий корабль, когда Джордж поймал Мартинса в обсерватории и приступил к допросу. Он хорошо помнил это интервью. Вид невесомого микрофона, слегка колеблемого воздушной струей от вентилятора, был до того необычным, что Пикетт никак не мог сосредоточиться. А по голосу ничего не заметно, звучит с профессиональной непринужденностью…
«Доктор Мартинс,– гласил первый вопрос,– из чего состоит комета Рэндла?»
«Состав сложный,– отвечал астроном,– и все время меняется по мере удаления кометы от Солнца. Хвост преимущественно из аммиака, метана, углекислого газа, водяных паров, циана…»
«Циана? Но ведь это ядовитый газ! Что было бы, если б Земля попала в такую струю?»
«Ничего. Несмотря на свой эффектный вид, хвост кометы, по нашим земным понятиям, чуть ли не вакуум. В объеме, равном объему Земли, газа столько же, сколько воздуха в пустой спичечной коробке».
«Но это разреженное вещество образует такое красочное зрелище!»
«Как и любой сильно разреженный газ в электрическом поле. И по той же причине. Солнце бомбардирует хвост кометы частицами, которые несут электрический заряд. И получаются как бы светящиеся космические письмена. Только бы рекламные конторы не додумались использовать это – распишут всю солнечную систему своими объявлениями!»
«Ужасная мысль… Хотя, уверен, найдутся такие, которые назовут это торжеством прикладной науки. Но оставим хвост. Скажите, скоро мы достигнем сердца кометы – или ядра, как вы его, кажется, называете?»
«Догонять в кильватер всегда трудно. Не меньше двух недель нужно, чтобы подойти к ядру. Будем идти внутри хвоста и постепенно изучим всю комету в продольном сечении. До ядра еще двадцать миллионов миль, но мы уже кое-что знаем о нем. Во-первых, оно чрезвычайно мало, меньше пятидесяти миль в поперечнике. И не сплошное; похоже, что ядро – это облако из тысяч роящихся частиц».
«Мы сможем проникнуть внутрь ядра?»
«Заранее трудно сказать. Возможно, безопасности ради мы исследуем его через наши телескопы с расстояния в несколько тысяч миль. Но сам я был бы очень разочарован, если бы мы не вошли внутрь. А вы?»
Пикетт выключил магнитофон. Что ж, все верно. Конечно, Мартинс был бы разочарован, тем более, что опасности как будто нет. Как будто? Комета вообще не приготовила никаких каверз, угроза таилась на борту их собственного корабля…
Одну за другой они пронизывали огромные, невероятно разреженные завесы: хотя комета Рэндла теперь мчалась прочь от Солнца, она все еще выделяла газ. И даже когда корабль подошел к самой плотной части кометы, их практически окружал вакуум. Светящийся туман, который простерся на много миллионов миль, почти беспрепятственно пропускал звездный свет. А прямо по курсу яркое пятнышко ядра, подобно блуждающему огоньку, манило их за собой вперед и вперед.
Электрические возмущения в окружающем веществе возросли настолько, что нарушилась связь с Землей. Сигналы их главного передатчика пробивались с трудом, и последние несколько дней космонавты ограничивались тем, что передавали ключом «ОК». Когда корабль вырвется из кометы и возьмет курс на Землю, связь восстановится, а пока они почти так же обособлены, как землепроходцы в старину, когда радио еще не было. Неудобно, конечно, но ничего страшного. Пикетт был даже рад, больше времени оставалось на канцелярию. Хотя «Челенджер» шел к сердцу кометы – путешествие, о котором до двадцатого столетия не мог мечтать ни один капитан! – кому-то надо было вести учет продовольствия и прочих запасов…
Медленно, осторожно, прощупывая радаром пространство во всех направлениях, «Челенджер» проник в ядро кометы и замер там среди льдов.
Фред Уипл, сотрудник Гарвардской обсерватории, еще в сороковых годах угадал истину. Но даже теперь, когда они все увидели своими глазами, трудно было поверить: маленькое – относительно – ядро кометы оказалось гроздью айсбергов, которые, летя по общей орбите, в то же время кружили, меняясь местами. В отличие от ледяных гор земных океанов они не были ослепительно белыми и состояли не из замерзшей воды. Грязно-серые, ноздреватые, словно подтаявший снег, со множеством «карманов» метана и аммиака, они то и дело, нагретые солнечными лучами, извергали исполинские струи газа. Зрелище великолепное, но поначалу Пикетту некогда было любоваться им.
Зато теперь времени хоть отбавляй…
Джордж Пикетт проверял наличные запасы, когда столкнулся с бедой, причем он даже не сразу осознал ее масштабы. Ведь на складе все было в порядке, запасов хватит на весь обратный путь до Земли. Он сам в этом убедился, оставалось только свериться с данными, которые хранились в крохотной – с булавочную головку – ячейке электронной памяти корабля, отведенной для бухгалтерии.
Когда на экране вспыхнули первые несусветные цифры, Пикетт решил, что нажал не тот тумблер. Он стер итог и повторил задание вычислительной машине.
Было шестьдесят ящиков вакуумированного мяса, израсходовано семнадцать, осталось… Ответ гласил: 99999943!
Он пробовал снова и снова – с тем же успехом. И тогда, озадаченный, но еще далеко не встревоженный, Пикетт пошел искать доктора Мартинса.
Он нашел астронома в «Камере пыток» – миниатюрном гимнастическом зале, втиснутом между кладовками и переборкой главной цистерны горючего. Каждый член экипажа был обязан упражняться здесь по часу в день, чтобы мышцы не ослабли в невесомости. Мартинс сражался с набором тугих пружин, и лицо его выражало мрачную решимость. Он еще больше помрачнел, выслушав доклад Пикетта.
Несколько манипуляций на щите управления – и все стало ясно.
– Электронный мозг свихнулся,– сказал Мартинс– Не может даже ни складывать, ни вычитать.
– Ничего, починим!
Мартинс покачал головой. От его обычной вызывающей самоуверенности не осталось и следа. Он больше всего напоминал резиновую куклу, из которой начал выходить воздух.
– Даже его создатели не справились бы. Тут несчетное множество микроцепей, они упакованы так же плотно, как в мозгу человека. Запоминающее устройство еще действует, но вычислитель никуда не годится. Он просто делает винегрет из поступающих в него чисел.
– Что же будет? – спросил Пикетт.
– Всем нам крышка, – просто ответил Мартинс.– Без вычислительной машины мы пропали. Не сможем рассчитать орбиту для возвращения на Землю. Чтобы с карандашом и бумагой сделать все вычисления, понадобилась бы целая армия математиков, да и то ушла бы не одна неделя.
– Но это смехотворно! Корабль в полном порядке, продовольствия и горючего вдоволь, а вы говорите, что мы погибнем из-за каких-то пустяковых расчетов.
– Пустяковых расчетов? – К Мартинсу даже вернулась частица прежней энергии.– Выйти из кометы на орбиту, ведущую к Земле, – это же серьезный маневр, нужно около ста тысяч вычислительных операций. Даже машина тратит на это несколько минут.
Пикетт не был математиком, но достаточно разбирался в астронавтике, чтобы понять, в чем дело. На корабль, летящий в космосе, действует множество небесных тел. Главная сила, которая определяет его движение, – притяжение Солнца, прочно удерживающее все планеты на их орбитах. Но и планеты тянут корабль в разные стороны, конечно, намного слабее. Учесть соперничающие силы, а главное, использовать их, чтобы достичь желанной цели,– пусть до нее не один десяток миллионов миль,– задача головоломная. Пикетт понимал отчаяние Мартинса: ни один человек не может работать без необходимого в его деле инструмента, и нет дела, для которого требовался бы более хитроумный инструмент.
Даже после того, как начальник экспедиции объявил всем о поломке и состоялось чрезвычайное совещание, прошел не один час, пока люди уразумели, что их ожидает. До рокового конца было еще много месяцев, и он казался просто нереальным. Им грозила смертная казнь, но исполнение приговора откладывалось. К тому же за иллюминаторами по-прежнему была великолепная картина.
Сквозь облако пылающей мглы – это облако станет вечным небесным памятником погибшей экспедиции – они видели могучий маяк Юпитера, ярче любой звезды. Что же, если остальные предпочтут покончить с собой сразу, кто-то из экипажа, возможно, еще доживет до встречи с самым рослым из детей Солнца. «Стоит ли прожить несколько лишних недель,– спрашивал себя Пикетт,– чтобы воочию увидеть картину, которую первым в свой самодельный телескоп наблюдал Галилей четыре столетия назад: спутников Юпитера, снующих взад-вперед, будто шарики на невидимой проволоке?»
Шарики на проволоке. Вдруг из подсознания Джорджа вырвалось полузабытое воспоминание детства. Видимо, оно уже несколько дней зрело – и вот наконец проклюнулось.
– Нет! – крикнул он.– Чепуха! Меня поднимут на смех!
«Ну и что же? – возразила другая половина его сознания.– Тебе нечего терять, и по крайней мере, каждый будет занят своим делом, а не думать о продовольствии и кислороде».
Искра надежды лучше, чем безнадежность…
Джордж Пикетт перестал крутить свой магнитофон; уныние как рукой сняло. Он отстегнул эластичный пояс, встал с кресла и пошел на склад искать нужные материалы.
– Такие шутки,– сказал три дня спустя доктор Мартинс, – до меня не доходят.
И он презрительно посмотрел на самоделку из дерева и проволоки, которую держал в руке Пикетт.
– Я знал, что вы так скажете,– миролюбиво ответил журналист.– Но сперва послушайте меня. Моя бабушка была японка, и в детстве я слышал от нее историю, которую вспомнил только теперь, несколько дней назад. Кажется, это может нас спасти. После второй мировой войны устроили однажды соревнование – в быстроте счета состязались американец, вооруженный электрическим арифмометром, и японец с абаком вроде этого. Победил абак.
– Плохой был арифмометр или оператор никудышный.
– Нарочно отобрали лучшего во всех вооруженных силах США. Но не будем спорить. Проведем испытание, назовите два трехзначных числа для умножения.
– Ну… 856 на 437.
Пальцы Пикетта забегали по шарикам, молниеносно гоняя их по проволокам. Всего проволок было двенадцать, это позволяло производить действия над любыми числами от единицы до 999 999 999 999 или, разбив абак на секции, одновременно делать несколько вычислений.
– 374072,– ответил Пикетт почти мгновенно.– А теперь посмотрим, как вы управитесь с помощью карандаша и бумаги.
Прошло около минуты, наконец Мартинс, который, как и большинство математиков, был не в ладах с арифметикой, крикнул:
– 375072!
Проверка тотчас показала, что Мартинс ошибся, хотя умножал в три раза дольше, чем Пикетт.
Удивление, ревность, интерес смешались на лице астронома.
– Кто вас научил этому фокусу? – спросил он. – Я думал, на такой штуке можно только складывать и вычитать.
– А что такое умножение, если не многократное сложение? Я семь раз сложил 856 в ряду единиц, три раза – в ряду десятков, четыре раза – в ряду сотен. То же самое делаете вы на бумаге. Конечно, есть приемы для ускорения, но если вам показалось, что я считаю быстро, посмотрели бы вы на брата моей бабушки! Он служил в банке в Иокогаме. Как пойдет щелкать – пальцев не видно. Он меня кое-чему научил, да ведь с тех пор больше двадцати лет прошло. Я еще только два дня упражняюсь, пока считаю медленно. И все-таки надеюсь, что мне удалось хоть немного убедить вас.
– Еще бы! Я просто поражен. Вы и делить можете так же быстро?
– Почти, надо только руку набить.
Мартинс взял абак, погонял шарики взад-вперед. Потом вздохнул.
– Гениально… Но нас это не выручит, даже если бы на нем можно было считать вдесятеро быстрее, чем на бумаге. Машина в миллион раз эффективнее.
– Я подумал об этом,– ответил Пикетт, теряя самообладание. (Этот Мартинс рохля какой-то, нет у него воли к борьбе. Хоть бы задумался, как управлялись астрономы сто лет назад, когда не было никаких счетных машин!) -Вот что я предлагаю, – а вы скажите, если я ошибаюсь…
Он обстоятельно, не торопясь, изложил во всех подробностях свой план. Слушая его, Мартинс заметно воспрянул духом и даже рассмеялся; впервые за много дней Пикетт слышал смех на борту «Челенджера».
– Вижу лицо начальника экспедиции,– воскликнул астроном,– когда он услышит, что нам всем придется вернуться в детский сад и играть в шарики!
Никто не хотел верить в абак, пока Пикетт сам не показал, как на нем считают. Люди, выросшие в мире электроники, никак не ожидали, что нехитрая комбинация проволоки и шариков способна на такие чудеса. Но задача была увлекательная, а речь шла о жизни и смерти, и они горячо взялись за дело.
Как только инженеры изготовили несколько достаточно совершенных копий грубого оригинала, сделанного Пикеттом, все начали учиться. Основные правила он объяснил за несколько минут, главное была практика, многочасовые упражнения, чтобы пальцы автоматически, без участия мысли, перебрасывали шарики. Некоторые и через неделю непрерывных занятий не смогли развить достаточной скорости и точности, зато другие быстро превзошли самого Пикетта.
Космонавтам снились шарики и проволока, во сне они продолжали считать… Когда они хорошо освоили простейшие приемы, экипаж разбили на группы, которые азартно состязались между собой, совершенствуя свое умение. В конце концов лучшие научились за пятнадцать секунд перемножать четырехзначные числа, и они могли это делать несколько часов подряд.
Все это была чисто механическая работа, которая не требовала большой смекалки, а только навыка. По-настоящему трудная задача выпала на долю Мартинса, и тут ему никто не мог помочь. Ему пришлось забыть привычные приемы работы с вычислительными машинами и составлять задания так, чтобы их механически выполняли люди, совершенно не представляющие себе смысла обрабатываемых чисел. Астроном сообщал данные, они вычисляли по указанной им схеме, и через несколько часов живой математический конвейер выдавал ответ. А чтобы застраховаться от ошибок, две группы работали параллельно и время от времени сверяли свои итоги.
– Итак,– обратился Пикетт к своему микрофону, когда время наконец позволило ему вспомнить о слушателях, с которыми он было навсегда распрощался,– мы создали счетную машину из людей вместо электронных ячеек. Конечно, она действует в несколько тысяч раз медленнее, не справляется с очень большими числами и легко устает, но все-таки делает свое дело. Рассчитать весь обратный путь нельзя, это чересчур сложно, но мы хоть определим орбиту, которая позволит достичь зоны радиосвязи. Как только корабль уйдет от электрических помех, мы сообщим свои координаты на Землю, и оттуда электронные машины подскажут, как нам быть дальше. Мы уже вышли из ядра кометы и не летим к границам солнечной системы. Наш новый курс подтверждает точность расчетов, насколько вообще можно говорить о точности. Правда, корабль еще внутри кометного хвоста, но от ядра нас отделяют миллионы миль, мы больше не увидим этих аммиачных айсбергов. Они мчатся к звездам, в леденящую ночь межсолнечного пространства, мы же возвращаемся домой…
– Алло, Земля… Земля! Вызывает «Челенджер», я «Челенджер»! Отвечайте, как только услышите нас, помогите нам с арифметикой, пока мы не стерли пальцы до кости!


Артур Кларк
суббота, 17 ноября 2018 г.
Восход на Меркурии Мама Азия в сообществе Вечность 11:30:16
«Леверье» приступил к серии предпосадочных маневров; до Меркурия оставалось девять миллионов миль.
Именно тогда второй астронавигатор Лон Кертис решил свести счеты с жизнью.
Он устроился в паутинном коконе и ждал посадки: свои обязанности он выполнил, и, пока посадочные опоры «Леверье» не коснутся поверхности Меркурия,
покрытой язвами кратеров, о нем никто не вспомнит.
Охлаждающая система с натриевым теплоносителем справлялась прекрасно: вздувшееся на экране заднего вида Солнце не могло причинить кораблю вреда.
Не только Кертису, но и остальным семи членам экипажа надо было просто дождаться, пока автопилот сделает свою работу — опустит корабль на Меркурий.
Второй раз в истории человечества.
Подробнее…Кертис потянулся к управляющему сенсору. Экструдеры выплюнули зеленое облачко флюорона, и кокон исчез.
— Собрался куда-нибудь? — спросил капитан Гарри Росс.
— Так… пройтись.
Капитан вновь углубился в микрокнигу.
Заскрежетал затвор на двери в переборке, и потянуло переохлажденным воздухом из реакторного отсека. Росс тронул клавишу — перевернуть страницу — и замер, уставившись на строки невидящими глазами.
Какого черта Кертису понадобилось в реакторном отсеке?
Расход топлива с точностью до миллиграмма определяет автопилот, человек так не может. Реактор переведен в посадочный режим, отсек задраен. Делать там больше нечего кому бы то ни было. А второму астронавигатору тем более.
Росс шагнул в прохладу реакторного отсека. Кертис стоял у люка конвертера, примериваясь к рукоятке шлюза. Затем повернул ее и ступил левой ногой на край колодца, отвесно уходящего в сторону кормы, к реактору.
— Кертис! Идиот! Ты ведь и нас погубишь!
Обернувшись, астронавигатор тупо посмотрел на него — и занес над провалом правую ногу.
Капитан прыгнул.
Хоть несостоявшийся самоубийца и брыкался, Россу удалось оттащить его в сторону. Белое как мел лицо Кертиса мелко дрожало, он все хотел вырваться, но сопротивлялся уже не так отчаянно.
Кряхтя от напряжения, Росс задраил люк конвертера и выволок Кертиса из реакторного отсека, после чего первым делом влепил ему пощечину.
— Ты куда полез? Не знаешь, что будет, если твое тело попадет в конвертер? Подача топлива откалибрована; как раз ста восьмидесяти фунтов не хватает, чтобы выстрелить нами в Солнце. Кертис? В чем дело?
Астронавигатор смотрел Россу в глаза, пристально и без выражения.
— Я хочу умереть, — сказал он просто. — Почему вы не даете мне уйти?
Хочет умереть. Капитан пожал плечами, чувствуя, как по спине бежит холодок. От этой болезни средства пока не придумали. Сегодня астронавта в любой момент могла постигнуть безымянная и необъяснимая напасть, толкающая туда, откуда нет возврата.
Сварщик на обшивке орбитальной станции мог внезапно открыть забрало шлема, чтобы как следует подышать вакуумом; радист, монтирующий внешнюю антенну корабля, — обрезать страховочный конец и выстрелить из реактивного пистолета, отправляясь в долгий путь к Солнцу. А второй астронавигатор вполне мог забраться в конвертер.
— Неприятности? — На гладком розовом лице штатного психолога Спенглера появилось озабоченное выражение.
— Кертис. Хотел прыгнуть в конвертер. У вас появился пациент.
— Умеют ведь выбрать самый подходящий момент… — Спенглер озабоченно потер щеку. — Без психа нам на Меркурии было бы скучно.
— В стасис — и до самой Земли, — устало кивнул Росс. — Лучше не придумаете, док. Иначе придется караулить, а он все равно найдет способ.
— Почему вы не даете мне умереть? — бормотал Кертис тусклым голосом. — Зачем вы мне мешаете?
— Потому, псих ненормальный, что ты бы всех нас погубил. Можешь погулять снаружи, шлюз — вон там. Только нас не бери с собой.
— Капитан! — нахмурился Спенглер.
— Ладно, ладно, док. Забирайте его..
Психолог отвел Кертиса в госпитальный отсек. Укол, затем кокон — только такой, что от него не избавишься. Там он и пролежит до конца полета. Потом, на Земле, Кертиса, приведут в чувство. Если повезет. А выпустить сейчас — воспользуется подручными средствами. Что-нибудь придумает, можно не сомневаться.
Росс мотнул головой, насупившись. Сначала мальчишка мечтает стать астронавтом; проходят школьные годы. Дальше четыре года академии, два года стажировки… Наконец мальчишка попадает туда куда хотел — и тут же ломается. Потратить целую жизнь на то, чтобы мечта твоя стала явью, и так страшно в этом разочароваться!
Думая о Кертисе, надежно спеленутом где-то за переборками, Росс зябко поежился, несмотря на убийственную близость Солнца, кипящего на кормовом экране. Такое может случиться с кем угодно. С ним самим, например. Хрупкое создание человек, не так ли?
Над кораблем распростерлось траурное крыло смерти; темная воля к самоубийству отравила кондиционированный воздух.
Приказав себе забыть, Росс оповестил экипаж о начале торможения. Кнопку сигнала он ткнул сильнее, чем требовалось.
На носовом экране появился неподвижный шар Меркурия.
«Леверье» догонял Меркурий, приближаясь к его орбите. Крошечную планету делила пополам четкая линия: с одной стороны солнечная преисподняя, где текут реки расплавленного цинка, с другой — темная пустыня под коркой замерзшей углекислоты.
Между светом и тьмой Оставалась узкая полоска — так называемый Сумеречный пояс. Девять тысяч миль по окружности и не более двадцати в ширину: единственное место с терпимым климатом. «Леверье» шел на автопилоте, по заранее рассчитанной траекторий; аналоговый вычислитель силовой установки глотал ленту готовой программы, выводя корабль точно в середину пояса.
— Господи!.. — пробормотал Росс, холодея.
Программа. Подготовленная астронавигатором Кертисом.
Кем же еще?
Посадочную программу составил безумец, одержимый манией самоубийства. Ему ничего не стоит окунуть «Леверье» в дымящуюся реку расплавленного свинца. Или опустить в ледяной склеп темной стороны. У Росса затряслись руки.
Доверять автопилоту нельзя.
— Брейнард, — прохрипел Росс, утопив клавишу интеркома. — Жду вас.
Первый астронавигатор подошел несколько секунд спустя.
— Да, капитан? — спросил он не без любопытства.
— Твой помощник, Кертис, изолирован. Хотел прыгнуть в конвертер.
— Хотел что?..
— Попытка самоубийства, — пояснил Росс — Я едва успел помешать ему. Принимая во внимание обстоятельства, думаю, нам лучше отменить программу.
Помолчав секунду, первый астронавигатор облизнул сухие губы.
— Разумная мысль.
— Очень разумная, — подтвердил командир.
«Две преисподние в одной упаковке, — подумал Росс, когда корабль наконец утвердился на поверхности. — У Данте в самом нижнем кругу холодно — здесь тоже. Но и до геенны огненной рукой подать. Что там на приборах? Распределение веса нормальное, устойчивость сто процентов, температура — сто восемь градусов по Фаренгейту. Вполне терпимо. Сели, надо полагать, с небольшим отклонением от терминатора в сторону Солнца. Удачно сели, грех жаловаться».
— Брейнард?
— Все в порядке, капитан.
— Гладко прошло?
— Для ручного режима — вполне. Я успел посмотреть программу Кертиса — дерьмо. Проход вплотную к орбите Меркурия, потом — прямо в Солнце.
— Ну-ну… Только ты зла не держи: парень не виноват, что у него крыша съехала. А посадка хорошая, молодец. Отклонение от середины Сумеречного пояса мили две, не больше.
Выпутавшись из кокона, Росс объявил по корабельной трансляции:
— Мы прибыли. Всем немедленно явиться на мостик!
Экипаж выстроился перед ним: Брейнард, Спенглер, аккумуляторщик Крински и еще трое из вспомогательного персонала. Все, кроме Брейнарда и Спенглера, переглядывались, явно недоумевая, почему нет Кертиса. Но вслух никто не поинтересовался.
— Навигатор Кертис дальнейшего участия в работе экспедиции принимать не будет, — официальным тоном начал капитан, — Он сейчас находится в лазарете по поводу острого психического расстройства. К счастью, мы сможем обойтись без него до окончания полета.
Росс помолчал, давая людям время переварить услышанное. Реакция оказалась сдержанной: смятение быстро покинуло лица. Это хорошо.
— По плану мы пробудем на поверхности Меркурия не более тридцати двух часов, продолжал он. — Брейнард? Куда мы в итоге сели?
Астронавигатор нахмурился, прикидывая:
— Почти на середину Сумеречного пояса, с небольшим отклонением в сторону Солнца. Температура продержится выше ста двадцати градусов еще с неделю, не меньше. Для скафандров это не проблема.
— Очень хорошо. Ты, Лиэллин и Фалбридж развернете микроволновые компрессоры. На краупере продвинетесь в сторону Солнца, насколько позволят скафандры; следите за температурой! Башню необходимо поднять как можно дальше к востоку, Жаль, но термозащитный комплект у нас один, для Крински…
Теперь он ключевая фигура: именно аккумуляторщик должен обследовать солнечные батареи, оставленные предыдущей экспедицией. Кроме определения износа батарей в экстремальных условиях, ему предстоит исследовать эффекты, возникающие в необычном магнитном поле крошечной планеты. Не говоря об обслуживании этих самых батарей так, чтобы они простояли до следующего визита.
Крински отличался высоким ростом и атлетическим телосложением: в самый раз, чтобы носить неподъемную тяжесть скафандра высшей термической защиты. На солнечной стороне, где находятся батареи, без такого долго не проработаешь. Впрочем, даже гиганта вроде Крински хватит на несколько часов, не более.
— Когда Лиэллин и Фалбридж развернут радарную башню, будь готов надеть скафандр, — обратился Росс к аккумуляторщику. — Как только мы подтвердим координаты батарей, Доминик вывезет тебя к востоку, насколько получится. Дальше придется самому. Телеметрия в любом случае останется, но лучше возвращайся живой. Мы будем рады тебя видеть…
— Так точно, сэр!
— Вот и хорошо. А теперь — за работу.
По плану работа нашлась для всех, кроме самого капитана. Такова участь администратора — приговор к временному безделью, когда другие заняты больше всего. Дирижер симфонического оркестра тоже не играет ни на каком инструменте.
Остается ждать.
Оседлав термоустойчивый краулер, выгруженный из трюма «Леверье», Лиэллин и Фалбридж отправились в путь. Задача простая: возвести надувную радарную башню на солнечной стороне. Башню, поставленную первой экспедицией, прецессия давно вынесла туда, где пластиковая конструкция, покрытая тонкой алюминиевой пленкой, не могла не расплавиться.
При максимальном приближении к Солнцу температура на освещенной стороне Меркурия достигает семисот градусов; из-за вытянутой орбиты ее колебания бывают значительными, но и в афелии термометр не опускается ниже трехсот. На темной стороне — сугробы замерзших газов.
Место посадки «Леверье» — площадка в середине пояса. В пятистах милях к востоку — адское пекло во всей своей красе, к западу вступает в свои права вечная тьма и немыслимый мороз.
Странная планета, и человеку на ней долго не продержаться. Какого сорта жизнь могла бы существовать на ней постоянно? Капитану Россу, стоявшему в скафандре у посадочных опор, фантазии для ответа на этот вопрос никогда не хватало.
Тронув подбородком переключатель, Росс опустил фильтр из специального стекла. Со стороны западного горизонта наступала тонкая черта непроницаемой тьмы — оптическая иллюзия. На востоке уже поднималась громоздкая параболическая антенна радарной башни: Лиэллин и Фалбридж принялись за работу. А дальше — дальше солнечные отблески на зубцах кратеров? Тоже иллюзия. По расчетам Брейнарда, Солнца здесь не будет еще неделю. Через неделю экспедиция вернется на Землю.
— Башня почти развернута. — Росс повернулся к Крински. — Скоро они вернут краулер, тебе пора готовиться.
Следя, как аккумуляторщик поднимается в корабль по трапу, Росс думал о Кертисе. Парень так хотел увидеть Меркурий, ни о чем другом говорить не мог. А теперь лежит в коконе и хочет одного — смерти.
Крински вернулся в термозащитном комплекте поверх обычного скафандра. Экипировка делала его больше похожим на танк, чем на человека.
— Краулер на подходе, сэр?
— Сейчас посмотрю.
Россу захотелось поправить светофильтр — вроде бы стало жарче. Еще одна иллюзия. Найдя радарную башню взглядом, капитан ахнул.
— Что-нибудь случилось, сэр?
— Вот именно…
Росс зажмурился, помотал головой и снова открыл глаза; Контуры радарной башни плыли, оседая; две крошечные фигурки спешили к серебристому бруску краулера, а на скальных остриях вдали появились первые отблески — никакая не иллюзия. Восход за неделю до расчетного времени. Невероятно.
Росс и Крински вернулись на корабль: бегом, несмотря на тяжесть защитного комплекта. В шлюзовой камере с потолка опустились механические руки — помочь выбраться из скафандра; капитан жестом приказал Крински оставаться как есть и бросился в рубку.
— Брейнард! Брейнард! Где тебя черти носят?
— Да, сэр?.. — Первый астронавигатор недоуменно смотрел на него.
— Ты наружу выгляни, — посоветовал капитан внезапно осипшим голосом. — Радарная башня…
— Чего? Так она — она плавится!.. Но это же…
— Сам знаю. Невозможно.
Датчик внешней температуры показывал сто двенадцать градусов: на четыре градуса больше, чем в момент высадки. Пока Росс смотрел, температура подскочила до ста четырнадцати.
Радарная башня не начнет плавиться при температуре менее пятисот градусов. На экране краулер стремительно приближался: Лиэллин и Фалбридж, слава богам, живы. Если и сварились, то пока не до готовности. Корабельный датчик показывает сто шестнадцать; когда вернутся, будет, наверное, двести.
— Ты вроде бы посадил корабль в безопасном месте! — рявкнул капитан. — Рассчитывай заново, я хочу знать, где мы на самом деле! И маневр уклонения: вон там, если не понял, Солнце восходит!
Температура достигла ста двадцати градусов. Бортовая система охлаждения справляется без проблем примерно до двухсот пятидесяти, потом возникает опасность перегрузки.
Краулер приближается; внутри, наверное, адское пекло.
Непростой выбор. Если система охлаждения выйдет из строя, тогда погибнут все. Росс принял решение: терпеть до двухсот семидесяти пяти градусов. Если краулер не успеет — что ж, он спасет остальных.
Датчик уже показывал сто тридцать, и цифры в окошечке сменялись все быстрее.
Понимая, что происходит, экипаж готовил корабль к экстренному взлету, не дожидаясь приказа.
Краулеру оставалось проехать немногим более десяти миль; при средней скорости сорок миль в час потребуется пятнадцать минут.
Сто тридцать три градуса, и длинные пальцы солнечных лучей уже тянутся через горизонт.
— Не выходит — Брейнард оторвался от вычислений. — Концы с концами не сходятся.
— Это как?
— В голове туман. Координаты не получаются.
Какого черта?.. Да, ради таких вот моментов капитану и платят жалование. Отстранив Брейнарда, Росс взялся за дело сам. На штурманском столе было полно бессвязных записей: можно подумать, старший штурман забыл, чему его много лет учили.
Хорошо! Если мы здесь… то ничего не получается. Мысли путались. Подняв голову, Росс сказал, ни к кому не обращаясь:
— Скажи Крински, чтоб спускался. Пусть поможет ребятам выйти из краулера.
Сто сорок шесть градусов. Росс глянул в блокнот. Обычная тригонометрия, ничего такого. Должно быть просто.
— Я выпустил Кертиса из кокона, — сообщил Спенглер, появляясь в рубке. — На старте ему там нельзя. Опасно.
— Дайте мне умереть… Просто дайте мне умереть… — послышалось монотонное бормотание.
— Скажите ему, док: он скоро получит свое. Если я не вычислю траекторию экстренного старта.
— А почему вы, капитан? Что с Брейнардом?
— Выдохся. Не соображает. Все забыл. Да и мне как-то… странно…
Мысли расползались, как тараканы.
Что там? Сто пятьдесят два градуса. Итого ребятам в краулере осталось сто двадцать три градуса. Или триста двадцать один? Росс внутренне осел, цепенея.
Спенглер тоже выглядел не лучшим образом.
— Спать хочется, — объявил он, старательно морща брови. — Мне надо обратно к Кертису, я знаю, но…
Сумасшедший продолжал бормотать. Той частью рассудка; что еще действовала, Росс понимал: Кертиса нельзя оставлял без присмотра. Может натворить всякого…
Сто пятьдесят восемь градусов. Краулер увеличился в размерах; от радарной башни на горизонте осталась кучка мусора.
Раздался пронзительный крик.
— Кертис! — сообразил Росс.
Усилием воли оторвав себя от штурманского столика, капитан побежал на корму, опередив Спенглера. Успеть вовремя^ однако, не удалось: Кертис валялся на полу в луже крови. Раздобыл где-то ножницы.
— Мертв, — заключил Спенглер, склоняясь над телом.
— Само собой. Мертв, — согласился Росс.
Туман в голове рассеялся, судя по всему, в момент смерти Кертиса. Оставив Спенглера заниматься трупом, капитан вернулся к вычислениям.
Ну вот, проще простого: промахнулись на триста миль в сторону Солнца. Нет, приборы не соврали — кого-то обманули собственные глаза. Траектория, торжественно заявленная Брейнардом как «безопасная», оказалась немногим лучше рассчитанной Кертисом.
Росс глянул на обзорный экран. Краулер почти дома, температура сто шестьдесят семь градусов. Успеют. С запасом в несколько минут успеют, спасибо вовремя расплавившейся башне.
Но что это могло быть?
С трудом поворачиваясь в термозащитном комплекте, Крин-? ски втащил на борт Лиэллина и Фалбриджа. Выбравшись кое-как из скафандров, они рухнули на пол, обессиленные. С виду астронавты больше всего напоминали недоваренных омаров.
— Тепловой удар, — кивнул Росс. — Крински, им надо в стартовые коконы. Займись. Доминик? Ты еще в скафандре?
Переступив через порог шлюзовой камеры, Доминик кивнул.
— Очень хорошо. Спускайся: загонишь краулер в трюм, бросать не годится. Бегом! Брейнард, траектория готова?
— Так точно, сэр!
Двести градусов ровно. Система охлаждения уже чувствует нагрузку, но это ненадолго. Через несколько минут «Леверье», поднявшись с поверхности Меркурия, займет временную планетарную орбиту. Тогда-то и можно будет перевести дыхание и подумать.
Почему? Как вышло, что расчеты Брейнарда не привели их в безопасное место? Почему ни Брейнард, ни Росс не могли потом рассчитать стартовую траекторию — простейший из элементарных маневров? Отчего перестал соображать Спенглер, давая время Кертису покончить с собой?
Что произошло? Капитан ясно читал этот вопрос на лицах своих людей.
Внезапно Росс ощутил странный зуд где-то в основании черепа: пришел ответ, ясный и зримый.
На солнечной стороне, между двух зазубренных хребтов от начала времен сверкало озеро расплавленного цинка. Оно так и будет сверкать там спустя тысячелетия, возможно, миллионы лет.
На поверхности возникла рябь, ослепительная, даже если смотришь на нее через закрытые веки.
Жесткое излучение Солнца отразилось и преломилось, порождая осмысленное сообщение:
«Я хочу умереть».
Цинковое озеро продолжало волноваться… желая помочь?
Видение померкло.
Ошеломленный, Росс огляделся. Шесть лиц сказали ему все, что нужно.
— Вы тоже видели.
Первым кивнул Спенглер, потом Крински, за ним — остальные.
— Что это было? — спросил аккумуляторщик.
— У нас крыша поехала, док? — поинтересовался Брейнард.
— Массовая галлюцинация… Может, коллективный самогипноз.
— Нет, док, — покачал головой капитан. — Вы это знаете не хуже меня. Оно там, на солнечной стороне.
— Что вы имеете в вицу?
— Никакая это не галлюцинация. Жизнь — или то, что можно назвать жизнью на Меркурии. — Росс усилием воли подавил дрожь в руках. — Мы нашли куда больше, чем планировалось.
— Капитан… — Спенглер замялся.
— Нет, я в порядке! Разве вы не видите, эта штуковина внизу читает наши мысли! Сначала она перехватила вопли Кертиса — чем не ментальный радар? Парень кричал громче всех… Она прислушалась и сделала все, чтобы его желание исполнилось.
— В смысле запудрила наши мозги, чтобы казалось, будто мы сели в безопасном месте, а не в двух шагах от восхода?
— Но почему так сложно? — возразил Крински. — Посадила бы нас прямо под Солнце; сварились бы скорее и гораздо вернее.
— Она знала, что остальные умирать не хот. — Росс покачал головой. — Она мыслит комплексно: сравнила нашу посылку и желание Кертиса. Потом устроила так, что каждый получил свое. Он умер, мы — нет. — Капитан невольно поежился. — После гибели Кертиса она помогла оставшимся в живых спастись. Мы сразу стали поворачиваться гораздо быстрее, помните?
— Точно! — согласился Спенглер. — Выходит…
— Хотелось бы знать, мы еще раз садиться будем? — спросил Крински. — Если она и правда так может, я бы предпочел держаться подальше. Мало ли что придет ей в голову в следующий раз.
— Она нам уже помогла, — напомнил Росс. — До сих пор никакой враждебности… Вы что, боитесь? Я рассчитывал на твою силу: кто еще сможет дойти до нее в термозащитном комплекте? Разведка…
— Никуда я не пойду… — торопливо пробормотал Крински.
— Другой разумной жизни в Солнечной системе пока не нашлось, — повысил голос капитан — Мы не можем просто сбежать! Рассчитай посадочную траекторию, — обратился он к Брейнарду. — На этот раз как следует. Чтобы не изжариться.
— Никак нет, сэр! — сухо ответил Брейнард. — Безопасность экипажа требует немедленного возвращения на Землю.
Росс медленно переводил взгляд с одного лица на другое. В каждом читался страх. Меньше всего они хотели вновь оказаться на Меркурии.
Шесть человек — и она, там, внизу. Готовая помочь, не опасная.
Их было семеро против одного Кертиса — но тот не хотел ничего, кроме смерти. Нет, даже самому Россу не превозмочь страха шестерых желанием вернуться.
Обвинить команду в мятеже? Не выйдет: как раз тот случай, когда капитана можно сместить на законном основании, ради общего блага.
Создание внизу готово сделать как лучше, но корабль всего один, а партий две. Кто-то не получит своего — либо капитан, либо остальные.
И все же в прошлый раз создание сумело дать каждому свое. Кертису смерть, остальным — жизнь. Теперь шестеро хотят уйти, но седьмой — вернуться. Услышит ли она его голос? Примет ли во внимание?
«Так нечестно! — мысленно возвысил голос капитан. — Я хочу тебя видеть! Хочу узнать тебя! Не дай им увезти меня на Землю!»
Когда неделю спустя «Леверье» благополучно опустился в космопорте, шестеро выживших участников Второй меркурианской экспедиции подробно рассказали, как второго астронавигатора Кертиса охватило неистовое желание умереть и как он покончил с собой. Правда, никто из них не сумел вспомнить, какая судьба постигла капитана Росса и почему термозащитный комплект остался на Меркурии.


Роберт Силверберг
Елка в юго-западном секторе фэн шуй 11:29:17
 ­­


Для укрепления сферы накопления, семейных отношений, или отношений в рабочем коллективе поставим ель в юго-западный сектор. Кроме этого, наполнив энергией юго-запад мы поддержим наши денежные вложения, приобретение недвижимости, другие крупные покупки и усилим свой энергетический потенциал.

Украшения: Игрушки в виде домика, сундучка, шкатулки, золотых слитков, монет, денежных купюр (монеты и купюры лучше использовать настоящие). Фигурки собаки, овцы, колосья или зерна пшеницы и других злаковых. Различные камешки, хрустальные шарики, кристаллы, бусы, подвески... © Сергей Гиль фэн-шуй.in.ua http://www.xn----rt­bkzc0a6a.in.ua/cgi-b­in/main.cgi?esse=480­

Категории: Елка купить квартиру дом, Накопить денег, Елка на юго-западе, Ель юго-запад фэн-шуй, Украшения на ю
Взято: Имена для Стрельца. Имена подходящие Стрельцу SimvoI 02:38:16
­Princesse Of Love 28 февраля 2011 г. 18:13:49 написала в своём дневнике ­*AmbitiousGirl*
Стрелец-мужчина: жизнестойки, добродушны, расточительны. Мужчины, именем которых владеет знак Стрельца, любят мечтать, планировать, путешествовать и говорить. Они наделены обостренным чувством собственного достоинства, огромной силой воли. Задуманной цели такие мужчины всегда достигают. Их основной талант - неистощимое красноречие. Мужчины с именем Стрельца откровенны, прямодушны, смелы и мужественны. По натуре это оптимисты. Никакие жизненные трудности и передряги не в состоянии сломить их.
Мужчина с именем Стрельца крайне свободолюбив. Домашний очаг не удержит его надолго. Он будет устремляться в новые походы.
Женщине, избравшей в партнеры такого мужчину, следует помнить, что какими бы достоинствами она не обладала, его душа будет с ней лишь наполовину. Другая половина расходуется на многочисленных подружек.
Самые подходящие знаку Стрельца имена - Георгий, Егор, Иван, Николай, Юрий. Примером служат имена известных мужчин этого знака: Георгий Жуков (маршал советской армии), Иоанн XXIII (папа римский в 1958- 1963), Николай Карамзин (русский писатель, поэт, историк), Николай Головин (русский военный историк), Николай Обручев (русский военный и государственный деятель, генерал), Иван Папанин (исследователь Арктики), Николай Пирогов (ученый, врач, педагог, общественный деятель), Николай Римский-Корсаков (вице-адмирал, педагог), Георгий Плеханов (русский теоретик марксизма).
Стрелец-женщина: независимы, экстравагантны, практичны. Женщины, именем которых управляет Стрелец, обладают независимым складом ума и характера, оригинальны, любят мир искусства и животных. Они необузданны, ловки и практичны. В любой профессии они продвигаются от успеха к успеху.
Женщины с именем Стрельца рано познают любовь и, как правило, переживают несколько разводов. Им нравятся импозантные, опытные, с широким кругозором мужчины. Но один мужчина не в состоянии удержать и удовлетворить такую женщину. Она неутомима в своих поисках и опытах.
Мужчина, который избрал такую даму себе в спутницы, должен запомнить, что она имеет огромные познания в сфере любви и интимной жизни. Вечно молодой дух придает ей сильную склонность к различным романтическим приключениям и похождениям.
Самые подходящие имена для знака Стрельца - Варвара, Екатерина. Примером служат имена женщин, рожденных под данным знаком: Екатерина (Катарина) Сусанна Причард (австралийская писательница, поэтесса), Екатерина Гельцер (русская балерина).
­­
Источник: http://rozmaren.beo­n.ru/26244-152-imena­-dlja-strel-ca-imena­-podhodjaschie-strel­-cu.zhtml
пятница, 16 ноября 2018 г.
Кредиты и страхование Alexander Kirpikov 11:25:06
 Стремление банков и страховых компаний получить наибольшую прибыль приводит к навязыванию гражданам невыгодных для них условий договора или не относящихся к предмету договора: дополнительных услуг, комиссий и др. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/service/kredity-i-s­trahovanie/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги по кредитным спорам и страхованию:
при взыскании банковских комиссий, процентов за пользование кредитом;
при изменении условий кредитных договоров в судебном порядке;
при взыскании задолженности по кредитному договору;
при обращении взыскания на заложенное имущество;
при взыскании страхового возмещения по договорам страхования, КАСКО, ОСАГО, неустойки, штрафа;
при компенсации утраты товарной стоимости транспортного средства;
и в других спорах по кредитам и страхованию.

Более 20 лет успешной юридической практики! Гарантия результата!

Составим исковое заявление в суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Банк, Кирпиков, Кредит, Осаго, Проценты, Страхование, Суд, Ущерб, Юрист
Автоломбард: виды транспорта под залог Pavel Lapar 10:33:11
 
Автоломбард: виды транспорта под залог
­­ Популярный вид залога для получения срочной финансовой помощи — автомобиль. Оставлять в залог машину не столь рискованно, как дом или другую недвижимость. Даже если долг не будет погашен, заемщик теряет только авто.
Однако получить можно деньги в залог авто и других видов транспорта. Об этом мы и поговорим сегодня.

Какие виды транспорта оставляют под залог в автоломбардах?

­­
Поскольку интерес к такому виду кредитования растет, компании готовы расширять список транспорт средств, оставляемых Клиентом под залог. Причем многое зависит от специфики работы автоломбарда и масштабов его деятельности.
Итак, обратившись в ломбарды, вы можете оформить кредит под залог следующие виды техники.

•Мототехники. Мотоциклы, мопеды, скутера, гидроциклы и прочая техника такой конструкции должна быть в исправном состоянии, иметь полную комплектацию и необходимый пакет документов.

•Есть автоломбарды, принимающие в залог автомобили специального назначения. Сюда включают технику иностранного и отечественного производства, но только в исправном состоянии и определенного года выпуска (определяется каждой компанией). Специальная техника — это автокраны, бульдозеры, экскаваторы, трактора и т.д.

•Специальный водный транспорт стоит немало. Поэтому далеко не все ломбарды готовы принять в залог такую технику. Большую распространенность такие компании получили в той местности, где есть море или крупные водоемы. Однако и для нашего региона сейчас лодки, яхты, гидроциклы и прочий водный транспорт в собственности — не редкость, хотя стоимость его очень высокая. Поэтому заложить такие ТС в ломбард выгодно.

•Иностранные и отечественные автомобили: легковые, грузовые любой модели и грузоподъемности. При этом компания сразу оговаривает год выпуска принимаемого транспорта, его состояние, пробег и прочие требования. Обязательным для всех видов ТС условием является отсутствие финансовых обременений. Это значит, что транспорт не должен быть взят в аренду, в кредит или уже оставлен под залог.

Конечно, есть компании, принимающие и более «экзотические» виды средств. К примеру, есть ломбарды, в которые можно заложить воздушные судна или крупный морской транспорт (корабли, баржи и др.). Понятно, что суммы залога тут будут совершенно иными, чем работа с легковыми авто.


Факторы, влияющие на сумму кредита

­­
Денежный размер залога будет определяться в ходе проведения оценки имущества. Обычно оценочную экспертизу проводит специалист автоломбарда. Но если вы хотите заранее знать, на какую сумму рассчитывать, проведите независимую экспертизу.
В любом случае на размере залога скажутся следующие показатели:

•техническое состояние авто и степень изношенности деталей;
•внешний вид транспорта;
•пробег;
•наличие/отсутствие­ ДТП;
•рыночная стоимость автомобиля;
•марка производитель и год выпуска авто.


Условия кредитования в автоломбардах различны, тем более, что зависят от того, какой вид транспорта вы оставляете в залог. Можно сказать, что средний процент по кредиту-займа составляет 7%. Однако формируется процентная ставка от множества факторов.

Плюсом сотрудничества является тот факт, что транспортное средство не сдается в аренду, не дается напрокат, но и не возвращается на руки Клиенту, а отправляется на охраняемую стоянку. Быстрое оформление займа привлекает многих, да и из документов потребуется только паспорт гражданина страны, права, ПТС и прочие документы на авто. В некоторых случаях, компания вправе потребовать дополнительные справки с места работы или подтверждение вашей работоспособности. Однако на экспертную оценку транспорта и сумму кредита это никак не повлияет.

Чтобы получить более высокий размер займа, приведите автомобиль в порядок. Перед тем, как приехать на оценку автоломбарда, проведите чистку машину, мойку и ее техническую проверку. Устранив мелкие недочеты, можно рассчитывать на более высокую оценку.
Читаем про автоломбарды интересные статьи здесь - https://automoving1­91100179.wordpress.c­om/

четверг, 15 ноября 2018 г.
. Вольд 22:45:41
Зло — это не миф.

«Был один волшебник, который стал... плохим. Таким плохим, каким только можно стать. Даже хуже. Даже хуже, чем просто хуже».
«Гарри Поттер и философский камень». Глава 4. Хранитель ключей

Подробнее…Вам должны быть знакомы два этих противоположных утверждения:

1) Нельзя быть категоричным и именовать какого-то сущим злом, так как во всех есть достоинства и недостатки.
2) Глупо надеяться на лучшее в человеке.

По моему мнению, держаться только первого в разы вреднее, но жить в соответствии только со вторым — безрадостный расклад.

Каким бы наивным и всепрощающим ни считали Дамблдора, он выдерживает баланс между этими постулатами и знает, в лучшие качества каких людей верить бессмысленно и даже опасно. У него нет иллюзий насчёт Тома Риддла.

«— Знал ли я, что вижу перед собой самого опасного Тёмного волшебника всех времён? — спросил Дамблдор. — Нет, я и понятия не имел, что из него вырастет. Но он, безусловно, меня заинтриговал. Я вернулся в Хогвартс с намерением внимательно за ним приглядывать. Я сделал бы это в любом случае, поскольку он был одинок, без родных и друзей, но я почувствовал, что это необходимо не только ради него, но и ради других».
Дамблдор о двенадцатилетнем Волдеморте, ГПиПП13

Собственно, иллюзий нет у Роулинг. Она не раз озвучивала свое отношение к этому персонажу. Называла его жадным до силы, расистом, редким человеком, не способным к раскаянию и лишенным сочувствия. Самое главное — это то, что она утверждает, что такие люди есть в мире.

Важно показывать, что зло в мире есть, что такие люди, как Волдеморт, живут среди нас и им не помочь.

Однако у зла есть сорта, и, мне кажется, Роулинг в интервью после выхода «Кубка огня» ошибочно называет Волдеморта психопатом, постоянно находящимся в возбуждении. И еще не раз потом повторяет, что он психопат. С одной стороны, она во многом правдиво изображает человека без совести, но с другой, она все-таки описывает не психопата и уж тем более не вечно взбудораженного.

Сейчас психопаты и социопаты диагностируются как люди с антисоциальным расстройством личности, и эти слова считаются синонимами. Однако есть специалисты, которые с этим объединением не согласны. Вдаваться в эти тонкости не будем, потому что, согласно DSM IV (американской классификации расстройств личности) Волдеморт, по моему мнению, набирает только 2 точных пункта из 7, тогда как пунктов, достаточных для подозрения антисоциального расстройства личности, должно быть 3.

• Антисоциальное расстройство •

1. Неспособность соответствовать социальным нормам, уважать законы, проявляющаяся в систематическом их нарушении, приводящем к арестам.

Посчитала, что нет. До войны Волдеморт не попадался на преступлениях, а подозревал его только Дамблдор. Он очень долго был способен соответствовать социальным нормам и законам, хотя рядом не было сдерживающего фактора. У него была отличная репутация в школе, из-за чего никто никогда не предположил бы, что Волдеморт — это он; также безукоризненно работал на «Борджин и Бёркс», и Дамблдор считает, что убийство Хэпзибы (1955-1960) было первым со времени убийства Риддлов (1943).

Волдеморт нарушает закон и нормы, но по другим причинам, не потому что не способен им подчиняться.

2. Лицемерие, проявляющееся в частой лжи, использовании псевдонимов, или обмане окружающих с целью извлечения выгоды.

Да.

3. Импульсивность или неспособность планировать заранее.

Нет. Волдеморт неплохо ориентирован на долгосрочные цели: желание стать великим и ужасным появляется минимум в 1943 году (Дневник с душой шестнадцатилетнего Волдеморта говорит о нем Гарри), а война, к которой он готовил армию минимум с 45-го года (Дамблдор считал, что вербовка в армию — одна из целей, которую преследовал восемнадцатилетний Волдеморт, просясь на должность преподавателя), началась только в 1970 году — прошло двадцать семь лет.

А сколько лет он носил общественно одобряемую маску и никогда не был в этот период охарактеризован как импульсивный? С 1938 года, когда поменял стиль поведения, поступив в Хогвартс, до минимум 1955 года, а максимум 1960 (пороги периода, в который он обокрал Хэпзибу и исчез для мира как Том Риддл) — от 17 до 22 лет.

Подобные терпение и осторожность прослеживаются и после того, как он обрел подобие тела.

Импульсивные решения появляются под влиянием страха (в «Дарах смерти» он из-за страха плодит одну ошибку за другой), а не из-за общего низкого самоконтроля.

4. Раздражительность и агрессивность, проявляющиеся в частых драках или других физических столкновениях.

Нет. Большую часть времени он хладнокровен, сдержан, спокоен в движениях. Говорит негромко, часто задумчив.

Неконтролируемая ярость появляется у Волдеморта под влиянием страха (показательная сцена — когда ему сообщили о краже чаши). В школе и на работе ни в каких столкновениях не был замечен, из чего можно сделать вывод, что он владел собой и вспышками гнева.

5. Рискованность без учёта безопасности для себя и окружающих.

Нет. Не рискует, всегда все просчитывает. Например, не бросается на Кубок Мира, чтобы схватить Гарри Поттера, пока тот находится не под присмотром Дамблдора, а продумывает многомесячный сложный план и сдержанно дожидается его исполнения, терпя свое положение.

Также и после окончательного воскрешения он еще год не предпринимает активных действий, а тихо занимается возвращением и наращиванием сил и продумывает операцию для того, чтобы завладеть пророчеством.

Этот пункт, характерный для антисоциалов, известен как отсутствие страха, а Волдеморт, помимо страха смерти, испытывает страх к Дамблдору — человеку, не злоупотребляющему силой. Хагрид в ФК говорит, что Волдеморт даже не смел сунуться в Хогвартс — не рисковал. Так что этот пункт точно не о нем.

6. Последовательная безответственность, проявляющаяся в повторяющейся неспособности выдерживать определённый режим работы или выполнять финансовые обязательства.

Скорее нет, чем да. Несколько лет безукоризненно работал на «Борджин и Бёркс», был идеальным студентом, то есть мог выдерживать режим продолжительное время. О его отношениях с деньгами известно мало.

7. Отсутствие сожалений, проявляющееся в безразличном отношении к причинению вреда другим, дурного обращения с другими или воровства у других людей.

Да.

Итого: я считаю, у Волдеморта скорее антисоциальное поведение, психопатические черты, если угодно, но не антисоциальное расстройство, а во всем его поведении (от мотивации до действий) видно проявление другого расстройства личности — нарциссического. Для подозрения этого диагноза нужно набрать 5 пунктов из 9. У Волдеморта присутствуют все девять.

• Нарциссическое расстройство •

1. Грандиозное самомнение.

Да, видит себя великим магом, который раздвинул границы магии дальше всех и не хочет признавать, что он несведущ в других областях магии.

2. Поглощённость фантазиями о неограниченном успехе, власти, великолепии, красоте или идеальной любви.

Да, мечтает о победе над смертью и величии.

3. Вера в свою «исключительность», вера в то, что должен дружить и может быть понят лишь себе подобными «исключительными» или занимающими высокое положение людьми.

Да, еще с детства ощущал себя особенным; видел отражение себя в таких же, как он сам, полукровках (в Снейпе, которому он много доверял; в Гарри, в чью пользу сделал выбор, услышав пророчество).

Верит в превосходство магов над магглами и другими разумными расами.

4. Нуждается в чрезмерном восхвалении.

Да. В случае Волдеморта это проявляется в том, что он постоянно хочет доказать всем и вся, что он самый могущественный маг и нет силы, которая его победила бы, и получить подтверждение этому от свидетелей.

Озабочен пророчеством, вечно ускользающим Гарри Поттером и Дамблдором, удерживающим за собой звание великого волшебника.

5. Ощущает, что имеет какие-то особые права.

Да, особенно это видно в его позиции насчет того, что нужно стремиться к силе, невзирая на какие-либо правила (моральные и не только) — нарушает все нормы и законы, если того требует его великая цель.

Двуличен в отношении чистоты крови: он вроде бы против магглорожденных, но не побрезгует пригласить к себе сильных из них.

6. Использует других для достижения собственных целей.

Да, сплошь и рядом.

7. Не умеет сочувствовать.

Да, тоже повсеместно.

8. Часто завидует другим и верит, что другие завидуют ему.

Да, хорошо видна эта позиция во фразе: «Величие пробуждает зависть, зависть порождает злобу, злоба плодит ложь», — которую он говорит Дамблдору в их встречу в Хогвартсе. Я думаю, он сам завидовал Дамблдору, а после и Гарри Поттеру, поэтому так был нацелен на то, чтобы обесценить их и победить. Чему завидовал — об этом в другом посте.

9. Демонстрирует высокомерное, надменное поведение или отношение.

Да, с самого детства разговаривает надменно, потом, конечно, надолго надевает маску, но к тем, кто видит его истинное лицо, вряд ли относится как к равным — по крайней мере Дамблдор характеризует первых Пожирателей как слуг. А к тем, кто вернулся к нему после воскрешения, демонстрирует высокомерие вполне явно.

Как появляются такие люди?

Часть — получают по наследству строение мозга с неразвитыми долями, ответственными за чувство страха (для антисоциалов) и эмпатии (для антисоциалов и нарциссов). Часть — подвергается травме в раннем детстве, которая не дает сформироваться здоровой личности. Бывает, что факторы накладываются друг на друга.

У Волдеморта интересная ситуация. Из него вышел не очередной похититель сердец, не одиночка-маньяк. Злокачественность его нарциссизма (то есть нарциссическое расстройство, осложненное антисоциальными чертами) требует большего размаха.

Отчасти он таким родился, отчасти сформировался в детстве.

Неверно считать, что его таким _сделало_ зачатие под амортенцией. Возможно, кто-то ошибся в переводе.

Во-первых, в мире ГП есть несколько видов зелий. Амортенция — самый мощный и сложный в приготовлении. Дамблдор предполагает только использование любовного зелья, а не конкретно амортенции.

Во-вторых, когда Роулинг спросили, насколько повлияло на Волдеморта зачатие под любовным зельем, она ответила, что у такого насильственного зачатия лишь символическое значение, и все было бы иначе, если бы Меропа выжила, воспитала Тома и любила его.

В-третьих, любовные зелья не запрещены законом, у них нет такого зарегистрированного эффекта как рождение ребенка без эмпатии.

А у Волдеморта тем не менее очень плохая наследственность. Гонты и Риддлы (и отец, и дед) похожи на нарциссов как минимум. С внешностью Волдеморту повезло, а вот со структурой мозга, видимо, нет: у него рано замечена сниженная эмпатия, что вместе с наследственной же склонностью к насилию уже с самого детства задало токсичность и злокачественность личности.

Так что останься с ним мать или нет, наследственность все равно сказалась бы. Том, возможно, сумел бы развить эмпатию, но это не обязательно: зависит от того, чему его учила бы мать и как относилась бы к нему. С такой генетикой он мог просто отбиться от рук, Меропа не совладала бы с ним. Волдемортом он, может, не стал бы, но и пай-мальчиком тоже. А еще вероятнее, как мне кажется, Меропа залюбила бы его и развила бы в нем все то же ощущение исключительности и вседозволенности.
Разве что у Тома в этом случае просто не сформировалось бы так называемого нарциссического стыда, который, как хорошо видно в книгах, отравляет Волдеморта, — страха смерти, стыда смертности.

О том, что именно можно найти в каноне о времени и обстоятельствах зарождения этого стыда (очень мало, на самом деле, большей частью придется предполагать), и более развернуто о том, почему он стал причиной войны, — в следующий раз.


https://vk.com/the_rival_trilogy?w=wall-79049419_992
Наша сказка Августина Беатрисса Гликерия Вульф 19:00:13
-Вась, а расскажи мне сказку

-Давай ты начнёшь а я продолжу )?

-Ну хорошо
И так с чего бы начать
В далёкой придалекой вселенной существовало одно королевство под названием n, правили им славные король с королевой, и была у них дочь, и всем была она хороша, всем кроме своего неприцесского характера. Если где-то идёт битва то принцесса тут как тут, размахивает своей волшебной палочкой, или где-то случается апокалипсис то и тут принцесса виновата, она и её волшебная палочка.

-На востоке родилась новыя империя с ужасным королём и ужасной королевой у них был молодой сын
Он выделялся Среди них своим миролюбивым характеров
У него был волшебный посох
С помощью него он лечил и помогал целым народам
И на западе он узнал о войне о апокалипсисе
Он должен был отправиться в путь
Среди хаоса и разрухи
Он увидел девушку с палочкой
Он не видел подобной красоты даже в самом прекрасном саду его империи
Он был проклят
Теперь ты )

-Эта непоседливая принцесса всегда стремилась в самую гущу драки, своим поведением она хотела доказать, что ей никто не нужен, что она сама может за себя постоять, и этот раз не стал исключением, она раскидывала монстров налево и направо, разрушая здания своими заклинаниями и совершенно случайно заметила мальчика, что смотрел на неё, сама того не замечая она засмотрелась на него.
Что то зацепило принцессу в его взгляде, в нем не было злобы или эгоизма, от чего этот взгляд завораживал и притягивал
Не думается дальше, давай ты

-Он наблюдал за ней
На миг ему показалось, что она смотрела на него
Он не знал, что делать и решил перегруппироваться
В полу разрушенном доме
Она была в поле его зрения
Что то в ней не давало ему покоя
Он не знал
Он слышал о ней страшные рассказы
Хладнокровная девушка которая с помощью своей маги могла управлять балансом мира
Страх сковал его движение
Он не знал, что делать
Просидев там чуть меньше 10 минут
Он вышел
Их взгляды встретились
Он не видел ненависти
В ее глазах
А что то совершенно иное .......
Теперь ты )

-Наблюдая за его действиями принцесса немгла о чем либо думать, она просто смотрела на него, хотелось подойти, но что то не довало.
Страх
Наверное
Но сознание медленно начало приходить и осознав всю ситуацию девушка поспешила ретироваться с места преступления
Ножницами измерений она открыла проход в свое измерение и напоследок обернувшись ещё раз посмотрела на парня
Зайдя в портал и закрыв его за собой, сердце девушки упало в пятки
Она села на пол и все так же думала об этом парне
Кто он?
От куда?
И что там делал?
В её голове роилось много вопросов на которые не было ответов
За размышления и она не заметила как в комнату влетела разъяренная мать, с воплями о том, что её непутевая дочь снова во что то вляпалась
Принцесса как всегда начала огрызаться
Слово за слово
И решила королева поступить по плохому, раз по хорошему её дочь не понимает
И заточила её в башню высокую, этажей так 5-6
А башня та заколдованная
Ни входа
Ни выхода
Продолжай

-Она ушла
Он смотрел ей в вдогонку и не знал, что делать
Страх сменился удивлением и любопытством
Из своей сумки он достала необычные по своей структуре ножницы и прорезала брешь в пространстве и исчезла в нем
Принц был шокирован
Он не знал что делать
Он увидел в ней, что то родное
Он подошёл к месту исчезновении
Аура до боли знакомая
В Кель- таласе он видел подобную магию
Ее использовали эльфийские егеря
Для Переброски своих сил
Ему понадобится время что бы открыть разлом
Неделя или две
Принц -Слишком долго я не могу ждать мне понадобиться помощь ещё двух магов
Принц - я слышал что есть ещё одна деревня здесь не далёко стоит глянуть
Принц ушёл оставив лишь пиктограмму на Исчезновении его новой знакомой
Только смерть уже мертвой деревни проводил его деревня была полностью мертва
Он шёл 6 часов без перерыва
Принц - ох дошёл теперь надо заручиться помощью местных магов
Спустя несколько дней
И снова принц в мертвой деревни но
На этот раз он не один
С ним его друзья
Двое мага
Некромант
И Миссионер
Начав ритуал
Они знали, что за ужасы их ждут
Спустя 3 часа
Разлом открыт
Принц - пора мне разобраться во всем
И шагнул в разлом
И следом за ним и миссионер который был одержим новыми открытиями и некромант который хотел узнать из кого он теста
Теперь ты )

-И вот томится в высокой башне, отдалённой от цивилизации, принцесса, и ждёт, пока прекрасный принц не спасёт её от скуки и не вызволит из королевской неволи. А кто принцессу из башни вытащит, тот за неё и замуж пойдёт. То есть женится, конечно. И королевство n получит в придачу, если у него самого королевства никакого не будет. Всё продумали, гады. Теперь даже от простолюдина какого не отвертишься, ибо принцессы корону наследовать не могут!
Однако принцессу всё не спасали и не спасали, а родители уж и не знают, что делать, как поступить. Слово-то королевское дано! Вот и приходится — сидеть и ждать.
А что делать принцессе в башне где есть только гардероб и учителя по этикетку
Вот и приходится бедняжке сидеть и скучать любуясь прекрасным видом из окна, в ожидании спасения
И все чаще принцесса вспоминала того парня с прекрасными глазами
Время подумать у неё было
Продолжай

-И вот он
Тут
Башня
Прочная на вид
Но решил пора брать башню
Ведь он понял
Он влюбился
И он готов драться
За нее
За эти дни он понял что у него на душе
Что внутри его
Он был вынужденно скрыть все самое хорошое в нем
Что бы добиться своего
И вот он уже окна
Почти
Залез
И вновь он видит ее
Ее прекрасная осанка
Она увидела его
Он подошёл к ней
И обнял ее
Теперь ты

-День не предвещающий ничего интересного, неожиданно превратился в самый прекрасный день в жизни девушки, когда в окне появилась знакомое лицо
Уставшего, но счастливого человека
Все вокруг перестало быть существенным
Во всем мире существовала лишь эта комната
Лишь с этими двумя людьми
Девушка смотрела на парня с удивлением
Затем непонимание
Неверие
А дальше на её лице появилась счастливая улыбка
Неожиданно из глаз полились слезы
А парень обнял её
И это было последней каплей
Она прижалась к нему всем телом
Ей хотелось убедиться, что он сдесь
В этот раз она не сбежит
19:15:20 Whitefoх
Она прижалась к нему всем телом, оууу :-$­ :-$­ :-$­
Эвакуация! Велл. 17:14:04
Какой я сегодня стресс пережила...

В школе была эвакуация 8-|­ . Почти что настоящая, если бы это не было на половину обучением. Динамики говорят, все бегают в панике. Вся школа уже была на улице. Кто-то радуется, а-ля "Прощай, школа!". У кого-то истерика, паника, страх, шок. У меня. В школе мой младший брат-первоклассник.­ Слава Богу, тревога была ложной, и все прошло нормально.

В здание зашла со слезами на глазах, и в объятиях лучшей подруги. Для меня подруга дорога, всегда поможет, утешит, успокоит. Спасибо ей, если бы ее не было, не знаю, как долго у меня присутствовала бы паника и тот самый, очень сильный страх.

Зашли в класс, было видно, большинство еще не отошли от произошедшего. В том числе и мы. Это была самый худший четверг, из всех которые только были.



Это все происходило на самом деле, именно сегодня. Серьезно, было очень страшно за свою жизнь, брата, и жизни друзей и других людей.
показать предыдущие комментарии (3)
17:21:08 Велл.
Ну бывают разные люди X-(­ :-P­
17:24:49 KANDAHAR DESERT
Да как бы хер знает, вас не пугали массово почем зря Короче зря боишься
17:25:01 Mevarys
Я думаю террористы зассут с 2002+ годом дела иметь, а то их самих воткнут и мамок их воткнут, будет как то неудобно перед запрещённой в России исламской организацией.
17:25:23 Велл.
Я поняла
Нюансы подбора оптимального процента кредитования в автоломбарде Pavel Lapar 13:27:10
 Срочная финансовая помощь может понадобиться каждому, при этом занимать деньги у родственников и друзей не всегда удобно, а многим людям просто не у кого одолжить крупную сумму. Но если вы автовладелец, ситуация уже не является безвыходной, потому что вы всегда можете взять деньги в залог авто в какой-либо финансовой организации.
Банк или автоломбард: что выбрать

­­
Можно попробовать взять нужную сумму в банке, но в этом случае придется собирать дополнительные документы и дожидаться одобрения заявки в течение нескольких дней, к тому же банки готовы предоставить не слишком большие займы — и с не самой выгодной процентной ставкой. При этом они отдают предпочтение уже обсуживающимся в банке клиентам с хорошей кредитной историей. А если ее нет или она не безупречна, рассчитывать на выгодный кредит не приходится.

В этой ситуации оптимальным решением станет обращение в автоломбард. В качестве залога сюда можно сдать не только легковые автомобили, но и грузовики, микроавтобусы, лодки, яхты, мотоциклы, квадроциклы и другое движимое имущество.

Перед заключением договора необходимо уточнить все нюансы подбора оптимального процента кредитования в автоломбарде.



Клиенты предпочитают автоломбарды другим микрофинансовым организациям, потому что под залог автомобиля можно получить достаточно крупную сумму, которая позволит исправить финансовое положение, но при этом не потребует закладывания дома или квартиры с пусть призрачной, но все же пугающей перспективой их потери в случае непогашения задолженности.
Условия кредитования в автоломбарде

­­
Большинство клиентов микрофинансовых организаций выбирают компанию по размеру процентной ставки, с которой она готова предоставить кредит. Однако перед тем, как предоставлять кому-нибудь свой автомобиль, ехать в офис и подписывать договор, необходимо изучить отзывы бывших клиентов, поискать информацию о компании в государственном реестре микрофинансовых организаций. По возможности нужно ознакомиться с результатами государственных проверок, изучить рейтинг и сравнить процентные ставки со среднерыночными.

Если вы нашли подходящую организацию, но сомневаетесь в выборе из-за обилия предложений, ориентируйтесь на совокупность факторов: размер предоставляемого займа, размер процентной ставки, срок кредитования, возможность пролонгации договора, штрафные меры в случае несвоевременного погашения задолженности и др.

Солидные организации готовы предоставить клиентам до 90% от рыночной стоимости автомобиля. Окончательный размер займа рассчитывается на основе осмотра автомобиля техническим экспертом и складывается из множества факторов: состояние авто, внешний вид кузова, чистота салона, износ ключевых узлов и агрегатов, пробег, возраст, а также ликвидность автомобиля на нашем рынке. Под ликвидностью понимают возможность быстро реализовать автомобиль на торгах в счет возмещения невозвращенного займа.

На лучший процент могут рассчитывать владельцы иномарок и российских автомобилей в возрасте до 7 лет с небольшим пробегом. А, к примеру, владельцы старых ВАЗов, которые были приобретены в период с 2004 по 2011 гг., могут рассчитывать на получение займа в размере 50-70% от рыночной цены авто.
Определение процента кредитования в автоломбарде

­­
Предложения различных организаций могут иметь существенные отличия. При этом итоговая кредитная схема, как правило, подбирается с учетом пожеланий клиента автоломбарда. В рамках предложенной схемы может быть различный срок и даже вид кредитования. К примеру, некоторые компании готовые предоставить займ под залог не самого автомобиля, а паспорта транспортного средства. Для клиента такая схема имеет свои преимущества и недостатки: с одной стороны, автомобиль остается у заемщика, с другой — увеличивается процент по выплате задолженности.

Обычный займ под залог автомобиля предполагает размещение ТС на период кредитования на закрытой охраняемой автостоянке, оборудованной системой видеонаблюдения. Таковы основные нюансы подбора оптимального процента кредитования в автоломбарде.
Как происходит оценка автомобиля и выдача займа

Выберите подходящую организацию.
Свяжитесь с менеджером по телефону или через сайт компании, уточните условия кредитования, предоставьте общие сведения об автомобиле и узнайте предварительный размер займа, на который можно рассчитывать.
Если предложенная сумма и условия ее предоставления вас устраивают, договоритесь с менеджером компании об удобном времени, когда вы предоставите автомобиль специалисту-оценщик­у для осмотра. Вы можете присутствовать при этой процедуре, обычно она занимает не больше часа.
После оценки специалист озвучивает итоговую сумму займа. Если вы с ней согласны, в присутствии нотариуса составляется договор, подписывается акт приема-передачи.